суббота, 29 января 2022 г.

Прокт Явейна по Королевской горе 2021 г: плюсы и минусы

Прекрасная презентация, шоу, сделанное 8 июня 2021г в аудитории-максимум БФУ им. Канта по всем правилам представления судьбоносного проекта, по прошествии полугода смотрится... странновато. И виной тому как сам проект "Студии 44" Никиты Явейна, который так и не стал ответом команды Алиханова на исторический вызов Королевской горы, так и те обстоятельства, в которых проект появился.

Не дождавшись подробного рассмотрения первого и второго в прессе (при хорошей динамике отношения к проекту), - предлагаю разобраться с ним подробнее.

1. Проект "Студии 44"

За прошедшее время я раз двадцать разным людям объяснял суть и детали проекта, так что начну с самого популярного вопроса: 

1.1. Почему такие фасады и отчего так много воды на визуализации?



Проектировщики взяли в качестве эстетического ядра одну из архитектурных фишек Кёнигсберга - его "промку", промышленную архитектуру, а именно портовые краснокирпичные шпайхеры-склады конца 19 века\начала 20-го, которые сохранились у нас на Правой набережной. 
Шпайхер на Правой набережной и виола да гамба
Точно такие же (но в большем количестве) реновируются в ганзейском вольном городе Гамбурге в знаменитом проекте "Хафен-сити". Цитатой такого пост-"сити" и стал новый проект студии Явейна. Отсюда - красный кирпич (которые с точки зрения маркетинга недвижимости вообще фирменный для Кёнигсберга\Калининграда) и плотные фасады, прорезанные высокими окнами. 
Стрелкой показан Дом правительства вместо Дома Советов
Так как такой тип фасадов отлично смотрится у воды (и не очень - без неё), то проектировщики слукавили. В визуализации улицы вокруг комплекса они сделали "супер-мокрыми", словно это не улицы, а реки - чтобы в них отражались эти замечательные фасады и за счёт этого они не казались тяжеловесными. 
Даже вид с озера Нижнего откорректирован так, чтобы зеркало воды казалось больше и выигрышно отражало комплекс. В реальности с этой точки Музейного моста воды в два раза меньше - и потому красота, нам показанная, будет в два раза меньшая.
С других точек такой красоты не будет вообще: хотя у нас дождь явление частое, он не превращает асфальт в зеркало, увы... И сам комплекс в реальности будет смотреться очень тяжеловесно.

С этим разобрались, - теперь окна.
Высокие окна получаются автоматически из-за того, что все здания комплекса на Королевской горе - это дома-кварталы, полностью покрывающие пятно своего участка и зачастую не имеющие внутреннего двора. То есть это "толстые" дома, и, чтобы их осветить, нужны высокие окна, чтобы свет попадал в глубину комнаты. 

1.2. Генплан и функционал участка


Генплан сделан в модном нынче стиле "Картошка Чапаева", когда кварталы не имеют чёткой геометрической формы, равно как и сами здания, и в целом издалека напоминают разложенные на плоскости картофелины.





Во время презентации Никита Явейн (идеолог проекта и руководитель мастерской, архитектор - Иван Кожин) несколько раз подчёркивали, что в проекте использованы наработки конкурсов "Сердце города" - и это абсолютно точно касается планировочного решения. Генплан "Студии 44" опирается на конкурсный проект этой студии в первом конкурсе "СГ" 2014 года "Королевская гора и её окружение", и на сделанную по результатам конкурса "Консолидированную планировочную концепцию". Сохранена ориентация новой главной площади с севера на юг (между руинами замка и Домом правительства); протянуто вдоль всего участка продолжение Южной террасы замка, соединив, таким образом два участка (замок и участок будущей застройки) в единое планировочное целое; сделана (по-новому, но тем не менее хорошо сделана) улица, соединяющая ул. Шевченко и Московский проспект. Даже горизонтальный водный каскад, который предложила команда Девилье (занявшая второе место в конкурсе 2014 года) также взят как идея, и проложен по новой траектории с использованием водяного колеса как локального аттракциона во дворах застройки (колесо видно в ролике, на планах оно не видно).  

Паркингов много, и все подземные
Функциональное разнообразие - один из принципов современного проектирования в центральной части городов; монофункция убивает жизнь на территории, сводя её к этой функции. 
Разнообразие базовых функций в представленном проекте небольшое (три с половиной, если офисный комплекс соединить с Домом правительства в одно полуторное значение), но с учётом того, что первые этажи отданы под публичные общественные сервисы (кафе и магазины), то в целом функциональная карта приемлема. 
 
В целом, при всех изменений "Консолидированной концепции..." из-за "картофельной планировки" и нежелания прямого цитирования чужих идей, главные положения "Концепции..." "Сердца Города" генплан воспроизводит и развивает, - И ЭТО ЛУЧШЕЕ, ЧТО ЕСТЬ В ПРОЕКТЕ.
Дальше дела становятся хуже.

1.3. Дом Советов и вместо него Дом Правительства



На Дом Правительства приходится указывать стрелкой, ибо он не выделяется в общей массе

Проектом предусмотрен полный снос Дома Советов и выстраивание на его месте Дома Правительства. 
В принципе такое решение возможно при одном условии: если новое здание Дома Правительства архитектурно и силуэтно будет: 
  1. выполнять функцию современного визуального символа Калининграда (нового знака) - и в этом качестве сможет победить образ дома Советов в качественной конкуренции образов;
  2. функционально даст новое качество пространства для работников правительства относительно здания Фридриха Ларса на ДД1 (чтобы избежать саботажа среднего и нижнего звена, как это было в советское время с Домом Советов, и сегодня - с переездом офисов госслужб в "Москва-Сити").
По первому пункту задача такая архитекторам не ставилась совсем, и потому дом Правительства по данному пункту вчистую проигрывает Дому Советов. Если вы попросите 7-летнего ребёнка нарисовать дом Советов, он нарисует так, что вы сможете опознать: это - дом Советов. А с предложенным домом Правительства этот номер не выйдет: у него нет запоминающегося образа (как у театра эстрады в Светлогорске, например). 


Более того, стилистически и концептуально здание Дома Правительства теряется в общей массе комплекса; нельзя сказать, что оно "здесь главное". 
Из чего можно сделать однозначный вывод: 
а) проект разрабатывался под застройщика, а не для правительства, 
б) сегодня на территории Калининградской области главным является застройщик, а не правительство (этот вывод вытекает из образа Власти на Королевской горе: она полностью визуально отдана застройщику).


Так что в этой части предложение "Студии 44" полностью провальное.

1.4. Высотность и "целое" комплекса

Главное, что возмущает местных жителей (которые отчего-то не любят высокую застройку, - в противоположность застройщикам, которые только о ней и мечтают!) - это 
а) высотность комплекса, и 
б) его целокупность, сделанность в едином стиле, что свойственно для жилмассивов - но никак не свойственно такой вещи как "исторический центр исторического города". 



Любой исторический центр - много-образный, в нём видны разные "руки" архитекторов, разные авторы и разные хозяева, - и эта разность, пестрота делает его привлекательным и является генетическим признаком исторического центра. Разработка же "в едином стиле" указует на единовременность и единохозяйскость, и вызывает разочарование: вместо разнообразия нам и на первое, и на второе, и на третье (и компот) подают одно и то же блюдо, меняя лишь начинку...


Ну и предложенная высотность для общественного одобрения критична: "срезать вполовину - будет нормально", - говорили в кулуарах презентации. 
Откуда взялась именно эта высотность - понятно: из схемы наивного экономизма "есть проблема - найдём инвестора, он проблему решит. Нужно только чтобы ему было выгодно". 
Обмен предполагался такой: инвестор (сначала) реконструирует Дом Советов, а взамен строит на сопряжённом участке коммерческую недвижимость. На что инвестор сказал, что дом Советов выгодней снести и построить заново (что и прогнозировалось), и тогда - а зачем его воспроизводить, если можно построить новый Дом Правительства?
Наивный экономизм, стоящий за этой схемой, говорит о том, что инвестора нельзя допускать к постановке задачи, он всё будет а) упрощать, б) его проф-деформация не позволит работать с неочевидными достоинствами территории и особенностями её объектов, как-то: символическая ценность, образный ряд, вхождение в топ иконографических образов города (я про дом Советов) и пр. 
Главное будут - квадратные метры и выгода, - и именно они диктуют максимально задирать высотность комплекса.
В недовольстве архитекторов проектным решением не помогает даже культурологический кунштюк, предложенный Иваном Кожиным: перенести силуэт исторического Лёбенихта на силуэт крыш нового комплекса: такая высотность напрочь убивает все эти игры с "наследственностью гения места".


То есть: это не центр (исторический) города, а хороший жилкомплекс - где-нибудь... где-нибудь... в районе Космы) 
Или на Ломзе. 

Итого

  • Планировочное решение и транспортная схема: 5 (по советской пятибальной системе)
  • Функциональное: 4.
  • Образность и фасадное решение: 3- (хорошее, но не для этого места и этого статуса).
  • Высотность: недопустимая.
  • Генетический код места: формально 5, но убит высотностью и моно-стилистикой. в итоге - 2.
  • Проблема ДС: по воле заказчика решена в формате "сноса и замещения", и решена без-образно. Результат: отрицательный. Проект вместо решения проблемы её обострил.
  • Проблема археологического раскопа замка: не решалась в рамках задания. И здесь правительство потерпело странное фиаско на примере объекта, который на два порядка проще собственно проблемы Королевской горы... и если они не могут справиться с раскопом, то как они собирались "взять" более тяжёлый вес????
Любой профессионал вам скажет, что большинство этих пунктов напрямую зависят от Технического задания: без внятного ТЗ продукт будет ХЗ. 
То есть, сам подход во многом был сформирован Техзаданием.
А неумение составить грамотное ТЗ говорит о квалификации заказчика, между прочим. 
И сейчас мы подходим к самому интересному. 

2. Обстоятельства вокруг заказа

К тому, что административные обстоятельства возникновения проекта напоминают спецоперацию, совмещённую с русским "авось". 

Во-первых, у отрасли архитектуры (как и у отрасли культуры в целом) в областном правительстве нет курирующего вице-премьера (после феерического курирования Гарри Гольдманым). И потому понять, кто же ответственный за ТЗ и за проект - невозможно, - кроме того факта, что Антон Андреевич человек решительный и готов всё всегда брать на себя. Но чтобы взять высоту "Королевской горы", решимости мало: нужно понимание степени сложности проблемы; и алгоритм её решения должен быть симметрично сложен и публичен. Иначе получается то, что получилось: Техническое Задание на проект кто составлял - неясно, кто согласовывал - непонятно, никто из Градостроительного совета (не из чиновников) его не видел, - всё как в дурном кино, сделанном за бюджетные деньги.  

Королевская Гора - проблема исторического вызова, не решённого за всё время существования этой территории в объятиях СССР\России, то есть проблема градостроительно-политическая (не в смысле политических партий), и вот к ней подходят с административным инструментарием и наивным экономизмом - и прогнозируемо проваливают весь кейс. 

Поэтому ситуация вокруг проекта (не сколько сам проект, сколько его административный контекст) и в целом вокруг градостроительной политики вызвала волну возмущения как в профессиональной среде калининградских архитекторов (см. письмо членов градосовета), так и у местных жителей. Если коротко,рхитекторы требуют «отмены градостроительных решений по центральной части города около Дома Советов и возврата к итогам международного архитектурно-градостроительного конкурса».

Параллельно продолжают появляться инициативные альтернативные проекты, один из которых анти-девелоперский, но пока самый интересный.

Прожект Макса Попова "Новый Лёбенихт" от 2017 года

...И вот теперь, спустя год после презентации Алиханов заявил, что теперь ему проект уже не нравится, но дом Советов всё равно будет снесён и что на этом месте будет разбит парк.

Какой парк? куда парк? зачем парк?

А вот понятно, зачем: народ парки-скверы любит, и чтобы сохранить лицо (при плохой игре и плохих картах), кто-то предложил Алиханову разбить на Королевской горе парк. 

3. Парк как грёза и непотеря лица

Надо сказать, что эта модная тема с парками уж лет десять шагает по стране (Зарядье, Набережная в Казани, множество проектов поменьше), но... 
Похоже, тенденция пошла на спад. Во-первых, в Калининграде ждут реконструкции несколько парков (с уже выросшими деревьями и своей историей в каждом случае), а во-вторых... Парки всё ещё рассматриваются политиками как демагогический инструмент в предвыборной борьбе, но, отыграв положенную им предвыборную пиарную задачу, уступают (в случае наличия значимой градостроительной идеи) в центре города базовым функциям центра. 
В случае с Санкт-Петербургом это общестрановая идея перераспределения федеральных функций между несколькими городами, лишение Москвы монополии, места их неоправданной концентрации. В данном случае речь идёт о реализация идеи Санкт-Петербурга как судейской столицы России. 
Идея - правильная, история с парком "Тучков буян" - некрасивая, но тем не менее обе идеи - и парка и Судейского квартала, - весьма логичны на невысоком острове в Центре СПб. 
В отличие от парка на Королевской горе (любого, кроме археологического на месте замка).

Тут следует помнить, что дом Советов - это не только архитектура, но и идеологическая декларация Власти, также как и замок был не только крепостью, но и идеологической декларацией и воплощением Власти своего времени и места. 
Даже дом Правительства в составе проекта Явейна был (волей-неволей) идеологической декларацией низведения Власти к сервису при Застройщике, - и не понимать этого по меньшей мере странно.
И теперь посмотрим, что будет идеологически декларировать парк (любой) на месте дома Советов? 
"Мы не в состоянии (не то что ПОСТРОИТЬ, а хотя бы ПРИДУМАТЬ) архитектурную декларацию сегодняшней Власти, и поэтому предлагаем вам ми-ми-ми, а именно - парк, потому что все любят кошечек и парки".  
В принципе это такой же мужественный шаг, как повторное погружение в грунт раскопа Западного флигеля замка: это мужество признавшего своё поражение. А пока он погружается в воду...
Только вот почему областному правительству проще признать своё поражение, чем обратиться к старой команде "Сердца города" - ответ на эту загадку лежит уже вне архитектурной критики. 

пятница, 20 августа 2021 г.

«Калининград взывает пустотой из сердца Кенигсберга»

 Вспоминаете ли вы о проекте «Сердце города»? Годы идут, Дом Советов по-прежнему стоит на своем месте – пустой и бездушный. Не зажглась искра жизни на Королевской горе ни к 750-летию Кенигсберга, ни к Чемпионату мира 2018 года. Впереди очередная звучная дата – 300-летие Иммануила Канта. Поможет ли она «расшевелить» пустоту в сердце города? Как должны ответить на этот вызов чиновники? Что на самом деле необходимо областному центру? О развитии Калининграда – длинный и сложный разговор с Александром Попадиным, культурологом и архитектурным критиком.




суббота, 22 мая 2021 г.

Незамеченный юбилей. Как мы проморгали 250-летие Карамзина

Сегодня у него 255-летие; несколько дней назад Путин подписал Указ №300 - так что юбилей Канта мы теперь точно не проморгаем; но на ошибках учиться надобно, так что давайте я вам расскажу эту историю. 

Пять лет назад мы имели все возможности красиво отпраздновать юбилей одного из влиятельных людей за всю историю России, два раза изменившего ход её истории ("изобретя" литературный язык и, в довесок к тому, "начав" в России систематическую историю как науку). Николай Карамзин бывал в Кёнигсберге, встречался с Кантом, оставил по обоим поводам записи в своей бессмертных "Письмах русского путешественника" - и уж точно достоит был и праздничных мероприятий на свой счёт и, возможно, достойного памятника. 

Карамзин в молодости - примерно таким его видел Кант.

Формально обстоятельства складывались благоприятно: в рамках благоустройства центральных территорий города на фоне грядущего ЧМ-2018 по футболу как раз в 2015-2016 годах стали обсуждать благоустройства сквера напротив здания бывшей Биржу, куда как раз переезжала художественная галерея, по дороге преобразуясь в Музей изобразительных искусств. Спонсором обустройства выступал Сбербанк, много чего сделавший хорошего в нашей области (вспомним Грефовскую "королевскую виселицу" и профинансированный Сбером орган в соборе) - так что не было проблем с деньгами.

Проблема была с мозгами.

К тому времени сначала у губернатора Цуканова, а затем и у губернатора Алиханова "культуркой" у  занимался, если кто не помнит, человек "с двумя купленными дипломами" (тм) в должности вице-губернатора. Гарри Гольдман курировал культурную политику (которую он понимал как монетизацию бизнес-интересов) и всячески всем показывал и доказывал, что "решала" - он. Под этот соус им был реформирован Совет по культуре при губернаторе, который из рабочего органа с дискуссией экспертов по важным темам культурной политики превратился в чисто декоративный орган (каким по сю пору и пребывает). А Гольдман в своих руках сконцентрировал все решения в сфере культуры - без каких-либо советов с какими-то там экспертами. 

Всё сам решу и сам придумаю.

Когда возникла тема сквера напротив здания Биржи, Гольдман презрел решение своего бывшего патрона Цуканова о наименовании сквера "им. 70-летия области" и стал везде в официальных релизах писать его как "Биржевой" - а за ним и пресс-службы. Да, решение про 70-летие глупое, так как топонимы нельзя называть "движущими" датами: потом наступает 75-летие области, и что? Чем тогда 70-летие лучше, что ему сквер достался, а 75-летию - нет? Ничем. Но факт остаётся - название прошло официальную процедуру и имело официальный статус. 

Подставив таким образом своего нового патрона - губернатора Алиханова (тому ещё отольётся эта гольдмановская инициатива), он занялся обсуждением со Сбербанком тематизма будущего сквера. Так как времени было немного, то они остановились, по сути, на готовом каталожном решении с летним фонтаном посередине сквера и с чёрными красивыми соснами и небольшими холмами в оформлении. 

Решение по своему неплохое, но есть, что называется, нюансы. Сквер напрочь "не отыгрывал" ренессансное здание Биржи. Ровно с таким же успехом сквер можно было ставить на Сельме, в Балтрайоне, далее везде. А ведь это была редкая возможность сделать ансамбль "Сквер-Биржа", как в своё время был ансамбль "Биржа-Юнкергартен"! Потому что сама архитектура здания бывшей Биржи требует классицистического сквера по соседству, если уж мы говорим про ансамбль, - а не летнего фонтана, который полгода стоит молчащим. (Я не говорю про бесконечную инициативы наших чиновников про музыкальность фонтана - на площади Победы жильцы соседних домов взвыли и запротестовали; ровно так же взвыли и запротестовали жильцы домов что напротив Биржи).

А КОГДА КАРАМЗИН? - спросите вы.

Да вот он, вот...

Мой конфликт с Цукановым к концу 2015 года уже был очевиден, и одним из смыслов назначения Гольдмана вице-губернатором было в том, чтобы этот "мальчиш-плохиш" брал на себя всякие деликатные задачки. Например, уволить Попадина из Бюро "Сердце города", перехватить проект и отдать его Сарницу - ну и тому подобное. 

Что собственно, тот и сделал, параллельно заблокировав Совет по культуре как площадку, где  обсуждаются крупные культурные проекты НА ФАЗЕ ПОСТАНОВКИ ЗАДАЧИ, а не на фазе утверждения уже всего готового. Сквера у Биржи, памятника Невскому, далее везде. 

И идею сделать напротив Биржи сквер Карамзина - в честь юбилея, - просто негде было обсуждать. 

Да, я рассказал эту идею Светлане Сивковой; да, мы обсудили, что можно даже памятник взять "готовый" - есть прекрасный классицистический памятник в Симбирске, в котором принимал участие деньгами сам император. Сделать его копию (тут бы и деньги Сбера пригодились) и поставить рядом с Биржей, они прекрасно дополнят друг друга, - но... 

Тот самый памятник в Ульяновске (Симбирске). На постаменте - муза Истории Клио,
а сам Карамзин на фасаде цоколя - бюстом. Если представить
скульптуры по углам Биржи, то перекличка очевидна.

...Но Борис Бартфельд в Кафедральном соборе на Кнайпхофе в тот год делает памятный вечер Николаю Гумилёву (много ведь Гумилёв написал про Кёнигсберг, да?), а Карамзин проезжает мимо.     

...

...Сегодня Николаю Михайловичу Карамзину - 255. 

С праздником тебя, великий человек! Мы тебя помним и благодарны за всё, что ты сделал России. Несмотря на то, что она памятует тебя не всегда дОлжным образом.

воскресенье, 11 апреля 2021 г.

Королевская гора как место тройной репрезентации

С началом весны и приближением контрольно-номинального фазового перехода для местных элит под названием "выборы" активизировался "королевский вопрос". Что делать с Королевской горой? с домом Советов и вокруг?
Дискуссия последние месяцы развивается стремительно; многие силы объединились с коммунистами и с "патриотами" в протесте против сноса дома Советов - пусть даже "медицинского", для последующего возведения почти заново. Знаем мы, как у нас "возводят"...

(Пока ещё) дом Советов

 Алиханов темнит и не публикует разработку "Студии 44", заменяя содержательную интригу - интригой публикации. Хороших новостей нет и, судя по всему, не будет долго, и поэтому вот вам следующий такт в содержательную копилку проблемы.

1. Дом Советов +

Все без исключения дискутанты и комментаторы, политики и "инвесторы" последнего года оперируют домом Советов как единицей, но это в корне неправильно. В советское время спроектировали и построили пару дом Советов + Центральную площадь, потому что такое крупное общественное здание должно при себе иметь крупное же общественное пространство, площадь. Это - парный объект.
Ошибка советских проектировщиков была в том, что они спроектировали безграничную модернистскую площадь на вершине холма, у которой площади нет человеческого размера, нет фасадного контура (площадь формируется не мощением, а фасадами выходящих на неё зданий\объектов), и потому нет формы и она не читается как площадь. Размеры от дома Связи до дворца Бракосочетаний - это не площадь, а пустырь.
Эту ошибку Ханс Штимманн зафиксировал 20 лет назад (по другому поводу), когда продекларировал, что за ХХ век модернизм в архитектуре дал миру много шедевров в части объёмной архитектуры, но полностью провалился в части градостроительства. Сплошные неудачи... С этими его словами, как я понимаю, никто не спорит, потому что это уже историческая очевидность, и калининградцам она дана в виде неслучившейся Центральной площади, в материальном, так сказать виде. 

Ханс Штимманн в бюро "Сердце города" ищет Центральную площадь, 2014г 
Так что все дискуссии о доме Советов как проблемной единице Королевской горы будут приводить в тупик, потому что нужно обсуждать не только пару "дом Советов - замок", но и пару "дом Советов - новая Главная площадь".
А эта логика приводит нас к новым (почти!) и удивительным выводам.  

2. Место тройной репрезентации

Если нам нужно заново формировать новую Главную площадь на Королевской горе, то автоматически возникает вопрос репрезентаций. 
Понятно, что одним из фасадов новой Главной площади будет или "Пост-замок", пусть даже в виде музеефицированного раскопа Западного флигеля, - либо же дом Советов, что вероятнее. Но для формирования площади недостаточно одного фасада. Минимум нужно два, а лучше - три. 
Тогда какое здание будет вместе с домом Советов формировать новую Главную площадь? Каким оно должно быть?
На это есть вполне очевидный ответ. 
Если замок, пусть даже в виде призрака - главное репрезентативное здание немецкого периода этой земли, а дом Советов - главное здание советского периода, то новое здание, вместе с ним формирующее новую Главную площадь, должно репрезентировать современный российский период Калининградской областиЕё реальное 75-летие, отлитое в архитектурную форму.  
И не меньше. 
Таким образом проблема Королевской горы будет решена\уравновешена этой триадой репрезентаций Прусское-Советское-Российское. 
Готовы ли мы сейчас такое здание спроектировать и построить? Готово ли к этому правительство Алиханова?
Неизвестно; но ясно, что такую задачу нужно решать вместе с проблемой дома Советов, и только тогда её можно решить красиво и достойно.

3. Как именно участники конкурсов "Сердце города" предлагали сделать новую Главную площадь? Четыре проекта

Понятно, что никто из конкурсантов не мыслил площадь как идеологическую и репрезентативную единицу городской среды в формате Трёх патетик, такого не было в ТЗ, а трактовать Королевскую гору как площадку Исторического вызова и игры додумался только Тревер Скемптон, - но в любом случае посмотрите их предложения. 
Вот шведы, 3 место первого конкурса 2014 года. В составе группы была бывшая калининградка (переехала в Швецию) и её муж, здесь часто бывавший - т.е. люди, которые место "знают ногами" и к которому неравнодушны.

HOSPER Sweden AB andco-author companies Mandaworks AB + AndreasJonasson Arkitektkontor AB
Это не "белые кубики" и не "архитектура - а "план масс", демонстрация объёмов зданий без фасадов.
Принципиальная конфигурация объёмов, так сказать.
Фасады будут на следующем этапе проектирования

В проекте на участке "Плаза-дворец Бракосочетаний" предложен сложный комплекс из застройки и трёх площадей. Главная площадь идёт вдоль северного фасада дома Советов с востока на запад, и на востоке к ней сделан прокол-прорезь в рядной застройке, чтобы дом Советов читался как доминанта со стороны Ленпроспекта, со стороны площади Победы. Две других площади (ступенчато связанные) снесены на восток участка, к дворцу Бракосочетаний. 
Главный недостаток предложения шведов - отсутствие улицы\дороги между Моспроспектом и Шевченко; не отыграна вода как тема.  

HOSPER Sweden AB andco-author companies Mandaworks AB + AndreasJonasson Arkitektkontor AB. Цветной генплан

Этих недостатков лишён проект французов, Девилье и WALL. Проект получил второе место в 2014 году только потому, что "Студия 44" Никиты Явейна блестяще сделала территорию Альтштадта, "город Нижний", но ровно настолько же плохо сделала территорию "Верхнего города", собственно холма. И потому планировочное решение Девилье и WALL по Верхнему городу было взято бюро "Сердце города" в основу разработки проекта планировки этой части территории, т.н. "Консолидированной планировочной концепции". Что сильно обидело Никиту Явейна, и потому в проекте 2021 года, который "никто не видел", он максимально старается Консолидированной концепции не следовать. Застарелые обиды титанов, что сказать...

Проект Девилье. Это не "белые кубики" и не "архитектура - а "план масс",
демонстрация объёмов зданий без фасадов. Принципиальная конфигурация объёмов.

Французы вытянули площадь от дома Советов на север, к Нижнему озеру. Восточную границу площади они не стали очерчивать одним длинным зданием, ибо тогда площадь будет постоянно в тени, а сделали "гребёнку", ряд ступенчато понижающихся (к площади) зданий. Таким образом восточный фронт площади предложен французами не столь однообразным, как если бы это было одно вытянутое здание, плюс просветы в "гребёнке" позволяли осветить площадь утренними лучами солнца, что хорошо: она рискует быть постоянно в тени. 
Тут же вдоль этой восточной границы площади проложен "горизонтальный фонтан", канал с текущей водой, который является двойной цитатой: Кошачьего ручья, что течёт сейчас под землёй в трубе и который вытекает из Нижнего озера, и советского водного каскада у дома Советов с восточной его части.  

Девиллерс&Ассосье +студия Off-The-Grid + Wall. Цветной генплан

Западная часть площади получилась у них невыразительной, потому что граница между площадью и мега-навесом над западным участком специально сделана "размытой", но восточную они сделали интересной, это стоит признать. Также очень грамотно они страссировали дорогу между Шевченко и Моспроспектом. 

Пример "Горизонтального фонтана" во Фленсбурге,
масштаб сильно меньше, но принцип понять можно.

Фленсбург

Контур новой Главной площади от Девиллерс&Ассосье +студия Off-The-Grid + Wall. Не ищите здесь фасады!

Во втором конкурсе "Сердце города" 2015 года победитель конкурса Антон Сагаль с запада очертил площадь главным фасадом Универсального концертного зала, добавив, таким образом, площади вторую крупную функцию (после дома Советов как места Власти). Восточный фронт площади оставил непрописанным то ли потому что не хватило времени, то ли опираясь на Консилидированную концепцию и проектное решение этого узла команды Девилье.


Проектное предложение Антона Сагаля

В том же конкурсе 2015 года был очень интересный проект греческой команды, сильно недооцененный жюри и прессой. Почему жюри - понятно: один из членов жюри, из Москвы, активно играл против Явейна и делал всё, чтобы его проект не получил приза во втором конкурсе. А так как проекты были анонимны, он по стилю визуализации определил греков за "Студию 44" и максимально постарался их проект "пессимизировать", как сейчас модно говорить. И в результате пропустил настоящего Явейна...) А вот почему пресса не разглядела малый шедевр - непонятно...

Вид с Кнайпхофа, слева - стилизация башни там, где была башня замка. 
“Leonidas Paralampropoulos” Architecture Bureau, Greece

Монохромный генплан. И золотое сечение)

Итак, “Leonidas Paralampropoulos” Architecture Bureau, Greece, взяли за основу нашу консолидированную концепцию и, сохранив восточный фронт таким, как его предложил Девилье сотоварищи, сделали на западе площади длинное невысокое здание, которое являлось частью сложного трёхчастного наземно-подземного сооружения, призванного максимально музеефицировать и экспонировать фундаменты и руины замка. Пресловутый "купол". 
Что любопытно, они независимо от Антона Сагаля (будущего победителя) также сделали небольшую вторую площадь на западе, образовав ее корпусом универсального зала и "Пост-замка". Очень элегантное решение.

Вверху - вид с этой второй площади, справа внизу - "купол" над раскопом.
Лучший на сегодняшний день из всех предложенных.
“Leonidas Paralampropoulos” Architecture Bureau, Greece

Как видим, решение греками новой Главной площади лишено патетики в смысле "Трёх патетик Королевской горы", или новых крупных функций, но так как греки - лучшие в мире музеефикаторы руин, они задачу музеефикации фундаментов замка решили блестяще. При нормальной экспозиции в этом музейном комплексе туристу можно провести несколько часов. 
Греческий проект может быть образцом "распределённой патетики", когда сегодняшний день как предмет репрезентации будет распределяться по окружению, по контекстуальной застройке, а не концентрироваться не в единичном патетическом объекте (которому ещё надо придумать крупную функцию в то время, когда функция Универсального концертного зала по факту уезжает на остров Ломзе\Октябрьский).

PS. Возвращаемся в реал

...А пока что областной правительство комплексную проблему Королевской горы пытается решить локальными действиями. Одно действие - это фантастический проект "Студии 44", который мы вскоре увидим (?), другое действие - анонс сноса дома Советов и "вместо него что-то", третье - проектное решение, которое сделали неведомые архитекторы "по заказу НПЦ" для "музеефикации" раскопа (без концепции оно музеефикации прежде проекта)... Картинка есть, но "решение" не решает НИ ОДНОЙ задачи, который должен решать проект в этом месте и в этом контексте! 
Что ж, субъект должен созреть, и если он несомасштабен, он будет играть сообразую игру.
..............................................  

РPS. Следует учесть, что если Антон Алиханов сдастся и "закопает" раскоп без музеефикации (а в регионе никто кроме Светланы Сивковой делать такие вещи не умеет), то всеми это будет расценено не как "правильный идеологический жест", а как политико-управленческое бессилие губернатора перед Королевской проблемой, в котором бессилии тот публично расписался.


РPPS. Есть такой принцип: когда не знаешь, что делать, а действия от тебя ждут - не делай необратимого. По поводу разборки дома Советов это стопроцентная максима, потому что в его случае мы имеем дело не с экономическим, а с политическим\символическим объектом, и с возможной утратой достоверности, которую достоверность новое строительство нам не сделает.  

вторник, 12 января 2021 г.

" К вечному миру". Приезд Путина в Калининград в 2024 году и «Кейс-2024»

  0.       Мало кто помнит (а новейшее поколение точно не помнит), как получился юбилей Калининграда. Напомню. Сначала никто не верил, что будет празднование 750-летие Калининграда. Не осознавали, не верили, что Калининград напрямую наследует Кёнигсбергу, и что не 60, а 750 лет городу. А когда осознали – даже самые закавыченные «патриоты», - то главным вопросом было – «а разрешат?».

Поначалу Москва действительно «не разрешила», и тогда местные политики сказали – «ну что ж, будем праздновать сами». В этой связи Москва долго искала «политическо-символический баланс» в неизбежно наступающем юбилее (юбилеи, оказывается, объективны и не могут отмениться властным решением!), найдя его в конце концов в бинарной паре «750-летие Калининграда + 60-летие Области».

Потом Москва дала 6 миллиардов (что-то около того) и определилась с двумя символическими объектами-маркерами, материально знаменующими бинарность праздника: были восстановлены Королевские ворота (силами Светланы Сивковой и угрозами Германа Грефа о «королевской виселице» - «немецкий символ» праздника) и кардинально обновили площадь Победы (советско-российский символ, ибо наша область есть неоспоримый материальный результат победы СССР во Второй мировой).

А потом приехал Путин (2005) и вместе с ним два президента, Германии и Франции, Шрёдер и Ширак. И юбилей прошёл «на высоком политическом и международном уровне».




Итого: реальная активность принятия решений и последующая строительная и организационная активность (не считая предварительных дискуссий) заняли 3-2,5 года. Площадь Победы делалась впопыхах, прожект взяли тот, что был уже разработан в общих чертах и из-за сжатых сроков были вынуждены отнестись к нему некритично. Но успели, да. И ХХС освятили тогда же, добавив к российской составляющей весомую православную ноту. И хотя сейчас даже ветераны неофициально ропщут «Зачем эта колонна посреди площади, она не нужна!», в целом результат оказался не так уж и плох.

  1.      А теперь история «почти повторяется». Как бы ни хотели канто-борцы, что борются с «сакрализацией Канта» путём обмазывания его статуи краскою[1], - юбилей неизбежен. Под это дело даже «обеззаразили» БФУ им. Канта от излишней "прозападности" (усилив его провинциальность) и реформировали его админ-структуру, учредив в рамках университета целую Академию "Кантиана" - научно-исследовательское подразделение Института гуманитарных наук. Заодно произошла тихая революция в Институте философии РАН, в руководство пришли новые лица, - может и к лучшему, чего уж там...

В общем, учёное сословие «к юбилею готово»: конференции готовятся и проходят, научные издания поставлены в планы, панели полирует, институции модернизированы, лица помолодели. Так сказать, к мировому паломничеству интеллектуалов почти готовы.  

Кантоведы к юбилею готовы. А остальные?

А остальные – политики, домохозяйки и мещане? Что будет для города (Калининграда) и мира теми символическим маркерами, впрямую и косвенно связанными с грядущим 300-летием невысокого человека, жившего три века назад в городе, через который проходил эпицентр европейской истории? И готов ли город Калининград ко грядущему «всемирному нашествию интеллектуалов», как он был подготовлен многолетними бдениями к нашествию футбольных болельщиков в 2018 году?

  2.    Но для начала поймём, зачем Путину приезжать в 2024 году. 

     Стоит оговориться: Путин - как известный персонаж, про которого «ничто нельзя сказать наверняка». Вот и мы будем говорить не наверняка, а вероятностно, следуя логике обстоятельств. А они таковы:

a.       Путин любит и умеет играть на международной арене и хорошо понимает международные контексты. Ещё в 2013 году он встречался в Калининграде с нашими местными студентами и преподавателями, во время которой встречи сказал: "Фигура Канта является символичной для сегодняшнего мироустройства… Одна из его первых фундаментальных работ – это трактат "К вечному миру". По сути дела, это обоснование, первая попытка обоснования объединения Европы после семилетней войны. Это философское, религиозное, культурное обоснование объединительных процессов, необходимости объединительных процессов в Европе. В этом смысле, безусловно, фигура Канта является символичной для сегодняшнего мироустройства".

Так что лучшего повода и площадки для политического и культурного мессиджа в сторону Европы и Евросоюза, чем 300-летие Канта, трудно себе представить. А уж к 2024 году в Европе политическая ситуация точно будет сложнее, чем сейчас.

При этом Германия уже несколько лет празднует юбилей, загодя (лет за десять) сформировав праздничную программу и её реализуя. А вот мы…

Хорошо, допустим – Путин приедет, - но пригласит ли кого-нибудь из стран Европы? Канцлера Германии либо экс-канцлера Меркель? Это будет зависеть от актуальной ситуации между Евросоюзом и Россией в целом, между Россией и Германией в частности, и от степени готовности Калининграда к приёму Высоких Гостей. В любом случает такой вариант возможен и будет отрабатываться Ответственными Лицами. 

И пока они морщат свои московские лбы, нам не стоит от них отставать и стоит поразмыслить: чем именно мы встретим этих многочисленных гостей; какие именно объекты станут теми «символическими элементами» гостеприимства и медиа-волны, связанной с юбилеем, и какую роль в грядущем юбилее будут нести разные уровни институций: и федеральные объекты (типа строящегося музейного комплекса на Острове); и областные, и муниципальные?

В этой связи стоит вспомнить опыт губернатора Цуканова. Летом в 2013 года Медведев вознамерился приехать в Калининград и для его приезда нужно было срочно изготовить «публичный инвестиционный или социальный мега-проект», и для этой цели было решено показать Высокому Гостю очередной макет от Сарница с Альтштадтом и замком. Медведев визит отменил (ввиду отсутствия позитивной публичной повестки), и подчинённые губернатора вздохнули с облегчением. А макет, дабы он принёс хоть какое-то публичное удовлетворение, продемонстрировали «федеральной прессе» в шатре во дворике здания Областного правительства.

В одном шатре смешались кони, люди, замки и домы советов...

Может, и сейчас к юбилею понаделать макетики и мультики грядущего счастливого будущего - вместо чего-то, сделанного в натуре?

Хотя вряд ли это удовлетворит Путина и многочисленных гостей.

  3.           Зададим кантовский вопрос - "как возможно?..." - как возможно сформулировать «политико-символический баланс» 300-летия Канта? Какие объекты могут стать «репрезентацией юбилея» сообразно его международному статусу, как в случае с 750-летием города? 

      Формально «минимальным» материально-символическим объектом может быть обустроенный остров Канта-Кнайпхоф – но этого очевидно мало. Это как рутинное благоустройство пытаться выдать за премиум-проект.

      И поэтому оптимально, если бы «Кейс-2024» включал в себя не только Кнайпхоф (уже наполовину обустроенный не как рекреационно-мемориальное место, а как торжище при турпотоке со скамейками и деревами); не только объекты нового музейного комплекса на острове Октябрьский и их выставки-ивенты, но и объекты типа площади Канта (либо Университетского сквера, пока дело не в названии, а в локации-статусе) на месте бывшей Параденплац, Парадной площади. То есть напротив нынешнего старого здания Альбертины по ул. Университетской-2. Да, для этого нужно снести старую бомбоубежку (снятую с баланса) и обновить зелёную архитектуру этого места, учитывая актуальный пешеходный и туристический трафик корпусу университета, к скульптуре Канта и музейному объекту «Блиндаж Ляша». Одновременно хорошо бы реновировать соседние хрущёвки, дабы первые этажи близлежащих зданий занимало не жильё, а торговля и сервисы, ориентированный на новую площадь\сквер, - как и полагается (градостроительно) в случае примыкания к оживлённой студенческо-туристической площади\скверу.

      Посильна ли такая задача для сегодняшнего областного\городского менеджмента?

      Пока что однозначного ответа нет, - смотри опыт того же Кнайпхофа. 

  • Во-первых, на нём произошла подмена жанра: нам из парка (какой бы он ни был) сделали сквер, следуя немудрёной логике: максимально монетизировать торговлей при-соборные территории; максимально по парку нарезать дорожек и на них максимально наставить скамеек, фонарей и мусорок-артефактов из стандартного актуального набора "Урбанина десятых". 
  • Попытки сделать нечто "историческое" сразу же дали конфуз: ширина "восстановленной" (фрагментом) трамвайной колеи... не соответствует исторической. 
  • Абсолютно проигнорирован шанс обновить "модельный ряд" парка скульптур на Кнайпхофе (в связи с чем вспоминается смешная реплика Гольмана, который занимался этим объектом в статусе вице-премьера, о «переосмыслении острова Канта»). Кривой Горький, неузнаваемый Пушкин и случайный «Павка Коргчагин» остались в ландшафте, который «Гольдман и сыновья» готовили, похоже, только к одному: к монетизации. Что и показала ковид-ярмарка рубежа 2020\2021гг.
Вместо макетов можно светомузыки добавить! Концерт на открытии
первой части благоустройства острова Канта\Кнайпхофа

Впрочем, сие не удивительно: по примеру Гольдмана у нас «решал» расплодилось много, а дело делать некому. Некому делать проект, следующий за стадией концепта (потому что заказчик раз в 3 недели меняет ТЗ, ибо бежит ответственности), некому и негде обсуждать проект с горожанами или экспертами (потому что «набегут –затюкают – затролят - заболтают»; боязно). В итоге при полуотрытии полу-Кнайпхофа в августе 2020 года концертами и шоу были вынуждены маскировать планировочные недочёты и кривые решения концепции, которая после «Стрелки» пять раз переделывалась (см. пример Нижнего озера). И вместе «победительного проекта» правительство (и мы вместе с ним) получило историю на грани провала, ибо выбранный алгоритм не подходил для статуса «политического спецобъекта»: подрядчик подводит; менять его на половине работ – значит вновь впадать в длительные конкурсные процедуры с примерно (что самое печально) такой же степенью исполнительности нового подрядчика, - и всё получается очень долго и без гарантий качества. И поэтому, с учётом экстраординарных усилий, которые предпринимала и «Стрелка», и правительство области по данному объекту, гора родила если не мышь, то курицу. (На этом фоне непростая история реконструкции Соммера выглядит чуть ли не победой - пока, впрочем, не оконченной.)
Но вопрос остаётся открытым: Кнайпхоф – это политический объект «Кейса 2024» либо просто хозяйственный? Либо просто (а на самом деле не-просто) репрезентативно-туристический?

Прегельский мост, когда-то соединявший Философскую дамбу
и правый берег Прегеля, а сейчас находящийся
во хранении музея Мирового океана 
А мост возле музея Мирового океана к сторону Философской дамбы, превратившейся ныне в козью тропу?

А археологический раскоп на Королевской горе?

...да, они все - кандидаты в "Кейс 2024", но...

Помимо собственно-юбилейных объектов есть объекты контекстуальные, который также будет определять фон предстоящих юбилейных празднеств. И я говорю не про дороги и не про фасады (который надо ремонтировать и приводить в порядок самим по себе разумением), а про объект, через который в нулевые годы корреспондент Нью-Йорк таймс в спец-репортаже показал всю историю Калининградской области.

Про дом Советов.

Чего-то не хватает...
Вот представим себе: приезжает вся эта международная братия; приезжает Путин (в любом из своих будущих качеств) и парочка президентов из стран ЕС (например), а вместо дома Советов – дырка от бублика. Снесли. И «новый» выстроить не успели… А ведь сюда приедут многочисленные корреспонденты многочисленных иностранных агентов газет и новостных сайтов; а ведь в Европе философия сильно связана с публицистикой; а ведь они увидят вместо дома Советов пустоту, на которой копошатся десяток гестарбайтеров, а ведь они такое понапишут в своих фигаро и индепендентах...
4.     Потому что дом Советов – это (для любого губернатора) в первую очередь политический проект, во вторую – архитектурный, и только в-третью – экономический. (Странно, что не все это понимают - может, не всякий экономист годится в политики?) Так же, как политическим проектом для губернатора Цуканова был, например, театр Эстрады в Светлогорске.

Напомню: театр Эстрады появился в сегодняшнем виде в результате экстраординарных мер, которые предпринял губернатор Цуканов на середине своего первого срока. Он понимал - если здание достроено не будет, не будет второго срока его правления. И поэтому объект строился в режиме ЧС, чрезвычайной ситуации, для которой был даже учреждён специальный вице-губернатор, а ВСЕ (!!!) работники правительства ездили на стройку типа «на субботник» помогать строительству своими чиновными руками. При этом объект строился без рабочей документации (только лишь по эскизнику Башина и Русаковича), на непонятные деньги (в том числе на деньги самого Цуканова и его окружения) и потому до сих пор не получил акт ввода в эксплуатацию (проект не проходил госэкпертизу; рабочего проекта не существует).

Все посетители (в первый раз) театра эстрады играют в игру "найди вход"
Тем не менее здание за два года было построено и вместо «госприёмки» в срок приняло «Голосящий КиВиН», который таким образом перетащили из недружественной Латвии, в чём и была суть политической составляющей прожекта. И по итогам всей операции в 2015 году губернатор Цуканов от Путина удостоился персонального визита, характеристики «весёлый и находчивый» и мандата на второй срок губернаторстования.
5.       Так что лайт-версия «Кейса-2024» в виде одного лишь острова Кнайпхоф, я думаю, для мероприятия масштаба 300-летия Канта, на которое приезжает вероятный Путин и некие политические тяжеловесы Европы, - маловато.
И в этой связи мы имеем два «политических» объекта-вызова для губернатора-2024 (кто бы им ни был): это дом Советов как затянувшийся и «зависший» ответ советской (и пока что российской тоже) власти на исторический вызов «места власти» - Королевской горы; и некий, пока что не определившийся, «Кейс-2024». Который ещё надо успеть: а) правильно сформулировать, и б) успеть выстроить\реализовать в матерьяле.
Хотя можно и концертами-шоу обойтись; чего уж там…

Ответ на вопрос "А почему возле собора крест и остатки могильных плит?"
 следует искать в трудах Канта и чуть западнее по центральной аллее острова 
Или в крайнем случае сделать макет того голландского трактира, который натолкнул Иммануила Иоганновича на начало трактата «К вечному миру»: «К кому обращена эта сатирическая надпись на вывеске одного голландского трактирщика рядом с изображённым на этой вывеске кладбищем? Вообще ли к людям или в частности к главам государств, которые никогда не могут пресытиться войной, или, быть может, только к философам, которым снится этот сладкий сон? Вопрос остаётся открытым. И все же автор настоящего сочинения выговаривает себе следующее: политик практик в случае спора с теоретиком в области политики должен поступать последовательно и не усматривать опасности для государства в мнениях теоретика, высказанных им публично и без задней мысли…»

Закладной камень, установленный Игорем Одинцовым (?) в 90-е годы,
с надписью "На этом месте будет установлен монумент "Мир всем".



[1] Вместо «десакрализации» они борются со своими страхами, но этого не понимают и рапортуют куданадо об успешных «идеологических операциях».