суббота, 22 мая 2021 г.

Незамеченный юбилей. Как мы проморгали 250-летие Карамзина

Сегодня у него 255-летие; несколько дней назад Путин подписал Указ №300 - так что юбилей Канта мы теперь точно не проморгаем; но на ошибках учиться надобно, так что давайте я вам расскажу эту историю. 

Пять лет назад мы имели все возможности красиво отпраздновать юбилей одного из влиятельных людей за всю историю России, два раза изменившего ход её истории ("изобретя" литературный язык и, в довесок к тому, "начав" в России систематическую историю как науку). Николай Карамзин бывал в Кёнигсберге, встречался с Кантом, оставил по обоим поводам записи в своей бессмертных "Письмах русского путешественника" - и уж точно достоит был и праздничных мероприятий на свой счёт и, возможно, достойного памятника. 

Карамзин в молодости - примерно таким его видел Кант.

Формально обстоятельства складывались благоприятно: в рамках благоустройства центральных территорий города на фоне грядущего ЧМ-2018 по футболу как раз в 2015-2016 годах стали обсуждать благоустройства сквера напротив здания бывшей Биржу, куда как раз переезжала художественная галерея, по дороге преобразуясь в Музей изобразительных искусств. Спонсором обустройства выступал Сбербанк, много чего сделавший хорошего в нашей области (вспомним Грефовскую "королевскую виселицу" и профинансированный Сбером орган в соборе) - так что не было проблем с деньгами.

Проблема была с мозгами.

К тому времени сначала у губернатора Цуканова, а затем и у губернатора Алиханова "культуркой" у  занимался, если кто не помнит, человек "с двумя купленными дипломами" (тм) в должности вице-губернатора. Гарри Гольдман курировал культурную политику (которую он понимал как монетизацию бизнес-интересов) и всячески всем показывал и доказывал, что "решала" - он. Под этот соус им был реформирован Совет по культуре при губернаторе, который из рабочего органа с дискуссией экспертов по важным темам культурной политики превратился в чисто декоративный орган (каким по сю пору и пребывает). А Гольдман в своих руках сконцентрировал все решения в сфере культуры - без каких-либо советов с какими-то там экспертами. 

Всё сам решу и сам придумаю.

Когда возникла тема сквера напротив здания Биржи, Гольдман презрел решение своего бывшего патрона Цуканова о наименовании сквера "им. 70-летия области" и стал везде в официальных релизах писать его как "Биржевой" - а за ним и пресс-службы. Да, решение про 70-летие глупое, так как топонимы нельзя называть "движущими" датами: потом наступает 75-летие области, и что? Чем тогда 70-летие лучше, что ему сквер достался, а 75-летию - нет? Ничем. Но факт остаётся - название прошло официальную процедуру и имело официальный статус. 

Подставив таким образом своего нового патрона - губернатора Алиханова (тому ещё отольётся эта гольдмановская инициатива), он занялся обсуждением со Сбербанком тематизма будущего сквера. Так как времени было немного, то они остановились, по сути, на готовом каталожном решении с летним фонтаном посередине сквера и с чёрными красивыми соснами и небольшими холмами в оформлении. 

Решение по своему неплохое, но есть, что называется, нюансы. Сквер напрочь "не отыгрывал" ренессансное здание Биржи. Ровно с таким же успехом сквер можно было ставить на Сельме, в Балтрайоне, далее везде. А ведь это была редкая возможность сделать ансамбль "Сквер-Биржа", как в своё время был ансамбль "Биржа-Юнкергартен"! Потому что сама архитектура здания бывшей Биржи требует классицистического сквера по соседству, если уж мы говорим про ансамбль, - а не летнего фонтана, который полгода стоит молчащим. (Я не говорю про бесконечную инициативы наших чиновников про музыкальность фонтана - на площади Победы жильцы соседних домов взвыли и запротестовали; ровно так же взвыли и запротестовали жильцы домов что напротив Биржи).

А КОГДА КАРАМЗИН? - спросите вы.

Да вот он, вот...

Мой конфликт с Цукановым к концу 2015 года уже был очевиден, и одним из смыслов назначения Гольдмана вице-губернатором было в том, чтобы этот "мальчиш-плохиш" брал на себя всякие деликатные задачки. Например, уволить Попадина из Бюро "Сердце города", перехватить проект и отдать его Сарницу - ну и тому подобное. 

Что собственно, тот и сделал, параллельно заблокировав Совет по культуре как площадку, где  обсуждаются крупные культурные проекты НА ФАЗЕ ПОСТАНОВКИ ЗАДАЧИ, а не на фазе утверждения уже всего готового. Сквера у Биржи, памятника Невскому, далее везде. 

И идею сделать напротив Биржи сквер Карамзина - в честь юбилея, - просто негде было обсуждать. 

Да, я рассказал эту идею Светлане Сивковой; да, мы обсудили, что можно даже памятник взять "готовый" - есть прекрасный классицистический памятник в Симбирске, в котором принимал участие деньгами сам император. Сделать его копию (тут бы и деньги Сбера пригодились) и поставить рядом с Биржей, они прекрасно дополнят друг друга, - но... 

Тот самый памятник в Ульяновске (Симбирске). На постаменте - муза Истории Клио,
а сам Карамзин на фасаде цоколя - бюстом. Если представить
скульптуры по углам Биржи, то перекличка очевидна.

...Но Борис Бартфельд в Кафедральном соборе на Кнайпхофе в тот год делает памятный вечер Николаю Гумилёву (много ведь Гумилёв написал про Кёнигсберг, да?), а Карамзин проезжает мимо.     

...

...Сегодня Николаю Михайловичу Карамзину - 255. 

С праздником тебя, великий человек! Мы тебя помним и благодарны за всё, что ты сделал России. Несмотря на то, что она памятует тебя не всегда дОлжным образом.