вторник, 12 января 2021 г.

" К вечному миру". Приезд Путина в Калининград в 2024 году и «Кейс-2024»

  0.       Мало кто помнит (а новейшее поколение точно не помнит), как получился юбилей Калининграда. Напомню. Сначала никто не верил, что будет празднование 750-летие Калининграда. Не осознавали, не верили, что Калининград напрямую наследует Кёнигсбергу, и что не 60, а 750 лет городу. А когда осознали – даже самые закавыченные «патриоты», - то главным вопросом было – «а разрешат?».

Поначалу Москва действительно «не разрешила», и тогда местные политики сказали – «ну что ж, будем праздновать сами». В этой связи Москва долго искала «политическо-символический баланс» в неизбежно наступающем юбилее (юбилеи, оказывается, объективны и не могут отмениться властным решением!), найдя его в конце концов в бинарной паре «750-летие Калининграда + 60-летие Области».

Потом Москва дала 6 миллиардов (что-то около того) и определилась с двумя символическими объектами-маркерами, материально знаменующими бинарность праздника: были восстановлены Королевские ворота (силами Светланы Сивковой и угрозами Германа Грефа о «королевской виселице» - «немецкий символ» праздника) и кардинально обновили площадь Победы (советско-российский символ, ибо наша область есть неоспоримый материальный результат победы СССР во Второй мировой).

А потом приехал Путин (2005) и вместе с ним два президента, Германии и Франции, Шрёдер и Ширак. И юбилей прошёл «на высоком политическом и международном уровне».




Итого: реальная активность принятия решений и последующая строительная и организационная активность (не считая предварительных дискуссий) заняли 3-2,5 года. Площадь Победы делалась впопыхах, прожект взяли тот, что был уже разработан в общих чертах и из-за сжатых сроков были вынуждены отнестись к нему некритично. Но успели, да. И ХХС освятили тогда же, добавив к российской составляющей весомую православную ноту. И хотя сейчас даже ветераны неофициально ропщут «Зачем эта колонна посреди площади, она не нужна!», в целом результат оказался не так уж и плох.

  1.      А теперь история «почти повторяется». Как бы ни хотели канто-борцы, что борются с «сакрализацией Канта» путём обмазывания его статуи краскою[1], - юбилей неизбежен. Под это дело даже «обеззаразили» БФУ им. Канта от излишней "прозападности" (усилив его провинциальность) и реформировали его админ-структуру, учредив в рамках университета целую Академию "Кантиана" - научно-исследовательское подразделение Института гуманитарных наук. Заодно произошла тихая революция в Институте философии РАН, в руководство пришли новые лица, - может и к лучшему, чего уж там...

В общем, учёное сословие «к юбилею готово»: конференции готовятся и проходят, научные издания поставлены в планы, панели полирует, институции модернизированы, лица помолодели. Так сказать, к мировому паломничеству интеллектуалов почти готовы.  

Кантоведы к юбилею готовы. А остальные?

А остальные – политики, домохозяйки и мещане? Что будет для города (Калининграда) и мира теми символическим маркерами, впрямую и косвенно связанными с грядущим 300-летием невысокого человека, жившего три века назад в городе, через который проходил эпицентр европейской истории? И готов ли город Калининград ко грядущему «всемирному нашествию интеллектуалов», как он был подготовлен многолетними бдениями к нашествию футбольных болельщиков в 2018 году?

  2.    Но для начала поймём, зачем Путину приезжать в 2024 году. 

     Стоит оговориться: Путин - как известный персонаж, про которого «ничто нельзя сказать наверняка». Вот и мы будем говорить не наверняка, а вероятностно, следуя логике обстоятельств. А они таковы:

a.       Путин любит и умеет играть на международной арене и хорошо понимает международные контексты. Ещё в 2013 году он встречался в Калининграде с нашими местными студентами и преподавателями, во время которой встречи сказал: "Фигура Канта является символичной для сегодняшнего мироустройства… Одна из его первых фундаментальных работ – это трактат "К вечному миру". По сути дела, это обоснование, первая попытка обоснования объединения Европы после семилетней войны. Это философское, религиозное, культурное обоснование объединительных процессов, необходимости объединительных процессов в Европе. В этом смысле, безусловно, фигура Канта является символичной для сегодняшнего мироустройства".

Так что лучшего повода и площадки для политического и культурного мессиджа в сторону Европы и Евросоюза, чем 300-летие Канта, трудно себе представить. А уж к 2024 году в Европе политическая ситуация точно будет сложнее, чем сейчас.

При этом Германия уже несколько лет празднует юбилей, загодя (лет за десять) сформировав праздничную программу и её реализуя. А вот мы…

Хорошо, допустим – Путин приедет, - но пригласит ли кого-нибудь из стран Европы? Канцлера Германии либо экс-канцлера Меркель? Это будет зависеть от актуальной ситуации между Евросоюзом и Россией в целом, между Россией и Германией в частности, и от степени готовности Калининграда к приёму Высоких Гостей. В любом случает такой вариант возможен и будет отрабатываться Ответственными Лицами. 

И пока они морщат свои московские лбы, нам не стоит от них отставать и стоит поразмыслить: чем именно мы встретим этих многочисленных гостей; какие именно объекты станут теми «символическими элементами» гостеприимства и медиа-волны, связанной с юбилеем, и какую роль в грядущем юбилее будут нести разные уровни институций: и федеральные объекты (типа строящегося музейного комплекса на Острове); и областные, и муниципальные?

В этой связи стоит вспомнить опыт губернатора Цуканова. Летом в 2013 года Медведев вознамерился приехать в Калининград и для его приезда нужно было срочно изготовить «публичный инвестиционный или социальный мега-проект», и для этой цели было решено показать Высокому Гостю очередной макет от Сарница с Альтштадтом и замком. Медведев визит отменил (ввиду отсутствия позитивной публичной повестки), и подчинённые губернатора вздохнули с облегчением. А макет, дабы он принёс хоть какое-то публичное удовлетворение, продемонстрировали «федеральной прессе» в шатре во дворике здания Областного правительства.

В одном шатре смешались кони, люди, замки и домы советов...

Может, и сейчас к юбилею понаделать макетики и мультики грядущего счастливого будущего - вместо чего-то, сделанного в натуре?

Хотя вряд ли это удовлетворит Путина и многочисленных гостей.

  3.           Зададим кантовский вопрос - "как возможно?..." - как возможно сформулировать «политико-символический баланс» 300-летия Канта? Какие объекты могут стать «репрезентацией юбилея» сообразно его международному статусу, как в случае с 750-летием города? 

      Формально «минимальным» материально-символическим объектом может быть обустроенный остров Канта-Кнайпхоф – но этого очевидно мало. Это как рутинное благоустройство пытаться выдать за премиум-проект.

      И поэтому оптимально, если бы «Кейс-2024» включал в себя не только Кнайпхоф (уже наполовину обустроенный не как рекреационно-мемориальное место, а как торжище при турпотоке со скамейками и деревами); не только объекты нового музейного комплекса на острове Октябрьский и их выставки-ивенты, но и объекты типа площади Канта (либо Университетского сквера, пока дело не в названии, а в локации-статусе) на месте бывшей Параденплац, Парадной площади. То есть напротив нынешнего старого здания Альбертины по ул. Университетской-2. Да, для этого нужно снести старую бомбоубежку (снятую с баланса) и обновить зелёную архитектуру этого места, учитывая актуальный пешеходный и туристический трафик корпусу университета, к скульптуре Канта и музейному объекту «Блиндаж Ляша». Одновременно хорошо бы реновировать соседние хрущёвки, дабы первые этажи близлежащих зданий занимало не жильё, а торговля и сервисы, ориентированный на новую площадь\сквер, - как и полагается (градостроительно) в случае примыкания к оживлённой студенческо-туристической площади\скверу.

      Посильна ли такая задача для сегодняшнего областного\городского менеджмента?

      Пока что однозначного ответа нет, - смотри опыт того же Кнайпхофа. 

  • Во-первых, на нём произошла подмена жанра: нам из парка (какой бы он ни был) сделали сквер, следуя немудрёной логике: максимально монетизировать торговлей при-соборные территории; максимально по парку нарезать дорожек и на них максимально наставить скамеек, фонарей и мусорок-артефактов из стандартного актуального набора "Урбанина десятых". 
  • Попытки сделать нечто "историческое" сразу же дали конфуз: ширина "восстановленной" (фрагментом) трамвайной колеи... не соответствует исторической. 
  • Абсолютно проигнорирован шанс обновить "модельный ряд" парка скульптур на Кнайпхофе (в связи с чем вспоминается смешная реплика Гольмана, который занимался этим объектом в статусе вице-премьера, о «переосмыслении острова Канта»). Кривой Горький, неузнаваемый Пушкин и случайный «Павка Коргчагин» остались в ландшафте, который «Гольдман и сыновья» готовили, похоже, только к одному: к монетизации. Что и показала ковид-ярмарка рубежа 2020\2021гг.
Вместо макетов можно светомузыки добавить! Концерт на открытии
первой части благоустройства острова Канта\Кнайпхофа

Впрочем, сие не удивительно: по примеру Гольдмана у нас «решал» расплодилось много, а дело делать некому. Некому делать проект, следующий за стадией концепта (потому что заказчик раз в 3 недели меняет ТЗ, ибо бежит ответственности), некому и негде обсуждать проект с горожанами или экспертами (потому что «набегут –затюкают – затролят - заболтают»; боязно). В итоге при полуотрытии полу-Кнайпхофа в августе 2020 года концертами и шоу были вынуждены маскировать планировочные недочёты и кривые решения концепции, которая после «Стрелки» пять раз переделывалась (см. пример Нижнего озера). И вместе «победительного проекта» правительство (и мы вместе с ним) получило историю на грани провала, ибо выбранный алгоритм не подходил для статуса «политического спецобъекта»: подрядчик подводит; менять его на половине работ – значит вновь впадать в длительные конкурсные процедуры с примерно (что самое печально) такой же степенью исполнительности нового подрядчика, - и всё получается очень долго и без гарантий качества. И поэтому, с учётом экстраординарных усилий, которые предпринимала и «Стрелка», и правительство области по данному объекту, гора родила если не мышь, то курицу. (На этом фоне непростая история реконструкции Соммера выглядит чуть ли не победой - пока, впрочем, не оконченной.)
Но вопрос остаётся открытым: Кнайпхоф – это политический объект «Кейса 2024» либо просто хозяйственный? Либо просто (а на самом деле не-просто) репрезентативно-туристический?

Прегельский мост, когда-то соединявший Философскую дамбу
и правый берег Прегеля, а сейчас находящийся
во хранении музея Мирового океана 
А мост возле музея Мирового океана к сторону Философской дамбы, превратившейся ныне в козью тропу?

А археологический раскоп на Королевской горе?

...да, они все - кандидаты в "Кейс 2024", но...

Помимо собственно-юбилейных объектов есть объекты контекстуальные, который также будет определять фон предстоящих юбилейных празднеств. И я говорю не про дороги и не про фасады (который надо ремонтировать и приводить в порядок самим по себе разумением), а про объект, через который в нулевые годы корреспондент Нью-Йорк таймс в спец-репортаже показал всю историю Калининградской области.

Про дом Советов.

Чего-то не хватает...
Вот представим себе: приезжает вся эта международная братия; приезжает Путин (в любом из своих будущих качеств) и парочка президентов из стран ЕС (например), а вместо дома Советов – дырка от бублика. Снесли. И «новый» выстроить не успели… А ведь сюда приедут многочисленные корреспонденты многочисленных иностранных агентов газет и новостных сайтов; а ведь в Европе философия сильно связана с публицистикой; а ведь они увидят вместо дома Советов пустоту, на которой копошатся десяток гестарбайтеров, а ведь они такое понапишут в своих фигаро и индепендентах...
4.     Потому что дом Советов – это (для любого губернатора) в первую очередь политический проект, во вторую – архитектурный, и только в-третью – экономический. (Странно, что не все это понимают - может, не всякий экономист годится в политики?) Так же, как политическим проектом для губернатора Цуканова был, например, театр Эстрады в Светлогорске.

Напомню: театр Эстрады появился в сегодняшнем виде в результате экстраординарных мер, которые предпринял губернатор Цуканов на середине своего первого срока. Он понимал - если здание достроено не будет, не будет второго срока его правления. И поэтому объект строился в режиме ЧС, чрезвычайной ситуации, для которой был даже учреждён специальный вице-губернатор, а ВСЕ (!!!) работники правительства ездили на стройку типа «на субботник» помогать строительству своими чиновными руками. При этом объект строился без рабочей документации (только лишь по эскизнику Башина и Русаковича), на непонятные деньги (в том числе на деньги самого Цуканова и его окружения) и потому до сих пор не получил акт ввода в эксплуатацию (проект не проходил госэкпертизу; рабочего проекта не существует).

Все посетители (в первый раз) театра эстрады играют в игру "найди вход"
Тем не менее здание за два года было построено и вместо «госприёмки» в срок приняло «Голосящий КиВиН», который таким образом перетащили из недружественной Латвии, в чём и была суть политической составляющей прожекта. И по итогам всей операции в 2015 году губернатор Цуканов от Путина удостоился персонального визита, характеристики «весёлый и находчивый» и мандата на второй срок губернаторстования.
5.       Так что лайт-версия «Кейса-2024» в виде одного лишь острова Кнайпхоф, я думаю, для мероприятия масштаба 300-летия Канта, на которое приезжает вероятный Путин и некие политические тяжеловесы Европы, - маловато.
И в этой связи мы имеем два «политических» объекта-вызова для губернатора-2024 (кто бы им ни был): это дом Советов как затянувшийся и «зависший» ответ советской (и пока что российской тоже) власти на исторический вызов «места власти» - Королевской горы; и некий, пока что не определившийся, «Кейс-2024». Который ещё надо успеть: а) правильно сформулировать, и б) успеть выстроить\реализовать в матерьяле.
Хотя можно и концертами-шоу обойтись; чего уж там…

Ответ на вопрос "А почему возле собора крест и остатки могильных плит?"
 следует искать в трудах Канта и чуть западнее по центральной аллее острова 
Или в крайнем случае сделать макет того голландского трактира, который натолкнул Иммануила Иоганновича на начало трактата «К вечному миру»: «К кому обращена эта сатирическая надпись на вывеске одного голландского трактирщика рядом с изображённым на этой вывеске кладбищем? Вообще ли к людям или в частности к главам государств, которые никогда не могут пресытиться войной, или, быть может, только к философам, которым снится этот сладкий сон? Вопрос остаётся открытым. И все же автор настоящего сочинения выговаривает себе следующее: политик практик в случае спора с теоретиком в области политики должен поступать последовательно и не усматривать опасности для государства в мнениях теоретика, высказанных им публично и без задней мысли…»

Закладной камень, установленный Игорем Одинцовым (?) в 90-е годы,
с надписью "На этом месте будет установлен монумент "Мир всем".



[1] Вместо «десакрализации» они борются со своими страхами, но этого не понимают и рапортуют куданадо об успешных «идеологических операциях».