воскресенье, 23 августа 2020 г.

Проекты «Стрелки» и проблема Королевской горы: бесконечное замещение и новая монетизация

Пока ковид бушевал в умах и весях, в июне 2020 года произошло важное событие в архитектурной жизни города, прошедшее абсолютно незаметно для публики.

Мэрия Калининграда опубликовала дизайн-проекты благоустройства общественных пространств «Стрелки», которые та делала 3-4 года назад для Калининграда в рамках огромного кейса проектов для сорока с лишним городов России. Итоговые графические отчёты по проектам датируются апрелем 2018 года.  

И теперь самое время обсудить важнейший (для центра Калининграда) проект – но для начала следует понять: почему проекты не были опубликованы: а) тогда же, б) самой «Стрелкой» или в) формальным заказчиком – правительством области («Дом РФ» по факту был процедурным оператором процесса, на содержание он не влиял)?


Почему так?

Всё очень просто. От правительства Калининградской области процесс курировал вице-премьер Гарри Гольдман, известный тем, что он засекречивает всё что можно и максимально монетизирует полутьму, в которой бродят реальные заказчики, исполнители, общественники и проч. В топку обстоятельств надо добавить персональную особенность Гольдмана не подписывать никаких бумаг, не допускать к реалпроектам никаких «общественников» и раз в 2-3 недели менять ТЗ (sic! кто сталкивался, тот поймёт катастрофичность манеры).

И вот на исходе 2019 года Гольмана увольняют из правительства, а затем планета и страна вошли в ковид-эпоху, проекты-концепты опубликовала мэрия – респект! - и теперь можно спокойно проанализировать итоговый материал предыдущего проектного цикла, с акцентом на территории «Сердца города».

Из проекта по Литовскому валу.

Сразу скажу, что среди 9-ти опубликованных проектов «Стрелки» есть один гениальный (по Литовскому валу, я бы поместил его в десятку лучших в жанре общественных ландшафтных территорий в стране за прошедшие 10 лет); несколько неважных (например, площадь Василевского, где среди прочего перемостили плиткой две «умерших» тропинки к отменённому ныне светофору); несколько просто хороших или неплохих (Нижнее озеро; Кнайпхоф – у него всё, что связано с набережными), один чрезвычайно смелый девелоперский – в прямом смысле этого слова (Северный вокзал + вокзальная площадь и площадь Победы); и один провальный политико-символический проект, для которого приглашены ландшафтные (!) архитекторы международной команды West 8.

Естественно, этот проект сделан по Королевской горе, главному символическому месту города (Центральная площадь – разве не символ? Как и Дом Советов и призрак замка?). Ибо самый пик монетизации по-гольмановски – здесь. (Какая ещё тут метафизика, вы что?!!!)

Вот его и разберём для начала.

Что «нарисовали» на Королевской горе и вокруг?

Исходя из проектного предложения видно, что Гольдман в ТЗ проектировщикам ставил две главные задачи:

1.      По возможности не брать в разработку застройки вокруг ДС идеи из конкурсного пакета «Сердце города».

2.       Максимально монетизировать территорию вокруг дома Советов, выстроив дома максимальной высоты, а так как жильё - самый ликвидный актив на рынке недвижимости, то территорию заполнили объёмами, которые в потенциале будут жильём (но на стадии дискуссий их можно подавать как офисные, апартаменты, гостиничные – любые непромышленные).

Визуализация проекта с юго-запада 

По первому пункту важно знать (спекулянты типа Гольдмана не знают, у них онтология не позволяет) что инженерных решений (и – во многом, - хороших архитектурных решений!) – для конкретных условий и задач - ограниченное количество. Ты не можешь придумать пять разных одинаково хороших инженерных решения по твёрдотопливному двигателю в рамках сегодняшнего состояния технологий, и если кто-то придумал три, то остальные пятый-седьмой-девятый варианты будут заведомо хуже. А лучшим будет один.

Почти то же самое в архитектуре: для конкретной ситуации можно найти 2, редко 4 равноценных хороших решений, и все остальные будут заведомо хуже.

Собственно, именно это и делают архитектурные конкурсы: находят лучшие решения от разных авторов.

То есть все лучшие решения для Королевской горы в рамках сегодняшних экономических реалий и состояния архитектурного искусства на ближайшие 25 лет – уже найдены. Двумя конкурсами «Сердце города». И напрасно Гольдман пытался использовать «Стрелку», их контакты с иностранными архитекторами и проч, чтобы «обойти» разработки наших конкурсантов: вышло всё равно хуже, чем средний проект второго конкурса.  

Условно дизайн-проект «Стрелки» по Королевской горе разбит на две плохо связанных части: территория замка (с прилегающими площадками), которая трактуется как обновлённая Центральная площадь; и Дом Советов с окружающей его застройкой.  

«Центральная площадь»

В итоге для «заселения» территории бывшего замка функциями и «активностями» (да простят меня архитекторы за такой термин) были использованы (не смогли обойтись) проектные разработки конкурсов «Сердце города». Вы в этом сами можете убедиться, полистав библиотеку, а я остановлюсь на другом: нужно ли было длить советскую версию Центральной площади, делать ей апгрейт?

Центральная площадь: много воздуха, экзотический растений и мало функций

Дело в том, что советские архитекторы института Мезенцева, когда проектировали дом Советов и Центральную площадь, действовали в парадигме модернистского градостроения и модернистской же архитектуры, и потому сделали рядом с ДС несколько площадей. Две? Три? Четыре? – исчислить трудно, потому что по факту он стоит на пустыре, на вершине холма в сложном ландшафте.

Топонимически и формально там имелась лишь зелёная Центральная площадь с запада от Дома Советов, с фонтанами и розарием, ровно на месте замка Кёнигсберг, в качестве «зелёного поля» на месте бывшего «символа прусского милитаризма».

Ещё одна, безымянная площадь-плац с севера от ДС, предназначалась для майско-октябрьских демонстраций трудящихся и парадов военной техники, поэтому она была замощена брусчаткой (которая выдерживает гусеницы танка). С этой стороны Дома Советов предусмотрена трибуна, с которой вожди партии и парт-хоз-актив мог приветствовать праздничные колонны и процессии. (Анекдот в том, что функционально, в прямом смысле, это и есть советская Парадная площадь!)

В советском проекте функция замещения – одна из центральных: Дом Советов замещал Замок как символ и как функция вместилища Власти; безымянный сквер с юга на месте бывшего Альтштадта замещал средневековый город «благотворной зелёной пустотой». Функция водного каскада – это патетически текущая «в сторону Москвы» вода, способ замещения бывшего средневекового Лёбенихта; идея водных каскадов взята у немецких водных каскадов в верховье Нижнего озера.

Итого, в советской версии планировочного решения возле Дома Советов мы имеем две плохо оформленные зелёные зоны и две площади разного назначения. А по факту он стоит на огромном пустыре, – и это ещё одна причина, почему он так и не был достроен. Одинокий ковбой на вершине холма… (см. знаменитый рекламный кейс ковбоя Мальборо).

В конце «девяностых» (тогда ещё) главный архитектор Берлина Ханс Штимманн охарактеризовал итоги модернизма в ХХ веке в сфере градостроительства как полный провал. Век дал много шедевров в объёмном проектировании, в архитектуре, в дизайне, – но в градостроении модернистская парадигма не дала ни одного позитивного результата за весь ХХ век, - и потому девизом его «соединения» двух Берлинов, Западного и Восточного, было «прогрессивная архитектура + консервативное градостроительство». И сейчас Берлин, во многом благодаря его усилиям, наполнен архитектурными жемчужинами и очень комфортен для проживания – именно из-за консервативной квартальной системы застройки.

Насколько я знаю, пока никто не оспорил его этого тезиса, и тогда понятно, в чём была ещё одна причина неудачи советских властей с домом Советов и Центральной площадью: она ни по образу ни по функции не складывается (и не читается в огромном пространстве) как Центральная и как площадь. Даже если представить себе дом Советов живым и работающим. 

Площадь не может располагаться на вершине холма вокруг одинокого доминатора, ибо площадь должна иметь фронт из фасадов зданий либо вертикальных материальных плоскостей (склона горы, и тому подобное – но вряд ли зелёной стены из деревьев в нашем климате). И если у площади нет хотя бы двух формирующих фронтов (но лучше четыре, конечно), - она разваливается, она не читается. Она перестаёт быть площадью визуально и функционально (как минимум для режима повседневности, а не спорадических ивентов типа парад-фестиваль).

Функциональное зонирование территории 

И поэтому Центральная площадь и в советском её решении, и в решении «Стрелки», которое его продолжает – критически неверный ход, и никакие временные конструкции, «повторяющие контур замка» и формирующие "археологический парк" (чем этот зверь отличается от экспозиции на единичном объекте?), её не спасают.

На Новый Год здесь будет весело. А в остальное время - не факт 

Сейчас, после ковид-атаки, все прежние попытки проектировщиков "изобразить картинку" её повседневной жизни выглядит очевидной глупостью наивным прекраснодушием. Функционального периметра, который бы обеспечил повседневную жизнь площади, у неё нет; получается – площадь для туристов? - и потому разработчики вынуждены рисовать картинки бесконечного фестиваля.

Застройка вокруг Дома Советов

Как мы видим на схеме функционального зонирования, первые этажи Дома Советов становятся транзитной зоной, соединяющей Верхнюю площадь (Центральную) и Нижнюю - каскады и зелёные насаждения по периметру. При этом нижний бассейн Нижней площади смотрится как-то… одиноковато, - но это неважно; пока важна плотная застройка вокруг этой площади и самого Дома Советов в формате «дом-квартал», каждый со своим внутренним двором.

В этом проекте Нижняя площадь – единственная площадь в классическом смысле слова; но именно она не проработана никаким образом. Ни тебе описания функционального периметра, ни детальных рендеров повседневной радостной жизни с непременными скейтерами на первом плане… Ок, тогда описание сделаю это я. Это – торговая площадь, фронт которой образован жилой застройкой, первые этажи которой отданы под сервисы. Здесь на первых этажах рестораны, магазины, сувенирка - и никакой патетики, чисто торговая площадь. Плюс водица льётся для атмосферы и созерцания её из ресторана-кафе, а так как полгода у нас фонтаны не работают и водица льётся с небес, то полгода эти каскады будут стоять омертвевшие (см. каскады на Нижнем озере). 

Красиво же! Визуализация красоты - наше всё. 

И тут стоит спросить – а зачем – сегодня! – нам такой каскад? Устаревший, да ещё на такой огромной Нижней площади? Воды вокруг много, очень много – Нижнее озеро – вот оно; Преголя – вот, рядом! И при детальном рассмотрении такая площадь с каскадами – не более чем дань советскому проекту, логика которого сегодня не актуальна. Все потенциальные «активности» сосредоточены проектом на Верхней, Центральной площади, и в наших реалиях даже её проблемно заполнить чем-то осмысленным, она также слишком большая для «исторических» размеров. А тут ещё советский проектный рудимент в виде каскадов… в общем, получается достаточно очевидный следующих ход: впоследствии легко на этом месте поставить ещё пару домов-кварталов, на радость девелоперу – но когда проект пройдёт сито общественных обсуждений, конечно! А раз так, то и не надо прорабатывать Нижнюю площадь, господа архитекторы: не для того она здесь нарисована.

Северная (от дома Советов) площадь у «Стрелки» легко застраивается очередным безликим кварталом, и здесь разработчики делают ещё одну ошибку: они оставляют дом Советов в символическом одиночестве на вершине холма. Он – Гулливер среди лилипутов. Данным проектом не предусмотрены дополнительные здания-символы, которые бы составили королю – свиту: проект ведь – БЛАГОУСТРОЙСТВА общественных пространств, а не архитектурной ре-витализации Королевской горы, как ставилась задача в конкурсе «Пост-замок». То есть собственно АРХИТЕКТУРНАЯ и градостроительная задача заместилась задачей – благоустроительной, приспособлением советской планировки под некие общественные нужды и принципиальной застройкой «свободных» территорий. Монетизация форева.

При анализе этой застройки сразу возникает вопрос по транспортной схеме. Да, была идея соединения ул. Шевченко и Моспроспекта полноценной улицей – неплохое транспортное решение, взятое из конкурсов СГ; но оно очевидно не покрывает необходимость транспортного обслуживания застройки (и территории): нет сети межквартальных улиц (см. тезис Штимманна про консервативное градостроительство). А само прохождение улицы вдоль фасадов домов на Зарайской гарантированно провоцирует бунт жителей этих домов против всего проекта в целом.

Как итог – дом Советов остаётся великаном среди карликов, и предложенный проект никак не решает собственно градостроительную и символическую проблематику территории, не даёт никаких ответов почему Центральная площадь станет второй, а то и первой главной площадью города; как она будет жить в повседневности вне спец-ивентов – кроме частичной материализации призрака замка, которая в этом решении рискует остаться безлюдной, за вычетом времени турсезона и необязательных фестивалей. 

И в конце-концов, в чём, собственно, выражается достоинство сегодняшней эпохи? В каком здании или объекте? В фестивалях? полноте! на Королевской горе есть символ немецкой истории (замок-призрак, данный нам в фундаментах), есть символ истории советской, - и вот уже 30 лет пост-советской истории прошло, но мы по-прежнему в коротких штанишках, фестивалим бесконечно. Не можем родить позитивный символ нового времени и решить-таки королевский цугцванг, доставшийся нам в наследство от председателя обкома КПСС Коновалова и его градостроительных деяний.

Естественно, ландшафтные архитекторы и не могли разрешить символические, функциональные и градостроительные проблемы Королевской горы хотя бы в той степени, как это сделали проекты-победители первого и второго конкурсов «Сердце города», ибо их инструмент не соответствует такому роду задач. Постановка задачи оказалась важнее импортного разработчика с дипломами и наградами не по профилю задачи. (А можно ещё просто делать документ, не решающий вообще никаких проблем, но ставящий галочку в документообороте).  

Но зато дверь для монетизации территории вокруг Дома Советов проект "Стрелки" открывает неплохо.

Бывшие советские каскады в ожидании воды

PS.

Недавно губернатор анонсировал публикацию концепта некоего инвестора по застройки этих 3 с лишком гектар до конца августа 2020 года.

Что ж, посмотрим, решают ли новейшая концепция настоящие проблемы территории и центральной части города, или это очередная монетизация землицы в самом сердце города.

А вы как думаете?)