воскресенье, 15 ноября 2015 г.

КОНКУРС «ПОСТ-ЗАМОК» 2015 ГОДА. ЧАСТЬ 3, критическая, про архитектурные фантазии, конкурсные стратегии и ансамбли

(предыдущие части см: Аналитическая и Чудесная)

"Архитектурные фантазии" и догоняющая проектная стратегия


Принципиальное отличие архитектурного конкурса от «просто проектной работы» состоит в дополнительном конкурентом поле, в котором будет рассматриваться конкурсный проект, + тот факт, что некоторым участникам конкурс нужен не для того, чтобы выиграть, а для формирования портфолио, или в контексте общих задач позиционирования фирмы на глобальном рынке проектных услуг. Например, китайская фирма "Шанхай Хуаду Аркитекче & Урбан Дизайн Ко" прислала на конкурс "Пост-замок" «проект повторного применения» - видно, что у них был в портфеле проект, частично вписывающийся в конкурсное задание, они его немного адаптировали для нашей территории, назвали "Балтийская жемчужина" (могла бы быть и "Аргентинская..." и "Прованская жемчужина"), но главную панораму, где нет никакого Калининграда\Кёнигсберга, всё же не стали «портить» и оставили как было, с горами...  То, что они Дом Советов "поместили" в жемчужину, "поменяв куб на шар", вызывает не прозаические вопросы "а как это реализовать?", а только изумление перед неукротимостью китайской мысли...

Шанхай Хуаду Аркитекче & Урбан Дизайн Ко, Китай
Руководитель: Чжан Хай’ао, участники: Яo Cивäй, Ху Хуэй, Сюй Хан, Сяо Менинь, Фань Цзяньминь, Чэн Цзыцзюнь 

Так же, как братья-китайца поместили Дом Советов в шар, братья-питерцы поместили замок в "аквариум", произвели симметричную процедуру. Решение очень интересное, это признало почти всё жюри, но тянущее за собой двойные расходы - и на замок, и на "аквариум", и потому не вошедшее в "финальную десятку".
ООО «Архитектурно-Строительная Дизайн студия», СПб, 

Руководители: Николай Лим, Елена Шарова, участники: Дмитрий Водоватов, Евгений Шулятьев, Наталья Редькина, Ярослава Нестеренко  

Как мы видим, не все конкурсные проекты делаются «для реализации».
В сытые «пред-2008-е» годы строительный рынок рос такими темпами, что проектный рынок не поспевал за ним и, в общем, тогда сформировалась некая неофициальная норма «архитектурных воздушных проектов», особенно в конкурсном проектировании. И чем глобальней был проект, тем с большей вероятностью он сползал в жанр «архитектурных фантазий». Такие проекты хороши для портфолио, для звучания в медиа, но как только их пытались реализовать, начинались проблемы уже на фазе рабочей документации.

Проект Музыкального театра «Королевская корона». 
ООО «Союзкурортпроект», ПИО МАРХИ, 
Архбюро «Рождественка+». А. Некрасов, 
М. Хазанов, А. Цыбайкин, М. Бейлин, С. Помелов, 
И. Ливиева, В. Домненко, О. Яцюк, Е. Яцюк, 2006г
Прекрасный пример таких «воздушных проектов» дал конкурс на Музыкальный театр в Калининграде в 2006-7 годах, проведённый как раз в пик «дешёвых денег» и «пухнущей экономики», за полтора года до мирового кризиса 2008 года. Конкурс провели, определили победителя (даже двух), но не смогли сделать «рабочку», так как проект «оказался слишком сложен для реализации»… Он не членился на этапы, по своим масштабам мог быть реализован\запущен в эксплуатацию «или весь, или никак», там были заложены сложнейшие инженерные решения, и т.п.
Проект Музыкального театра «Балтийский форум». Архитектурная мастерская А. Асадова.
Александр Асадов, Андр. Асадов, И. Овчинников, М. Малеин, А. Левашов, К. Славина
 (2006г)
Проект Музыкального театра похоронился в волнах мирового кризиса 2008 года, в любом случае хорошо, что попробовали поставить и решить амбициозную общегородскую задачу, и хорошо, что не стали даже рыть котлован на берегу Нижнего озера. Что ж, время было такое, но история с Музыкальным театром в Калининграде (иллюстрации проектов театра - с  сайта "Музеи России" и отсюда) в будущем послужила хорошим уроком для членов Совета по культуре и команды «Сердца города». 

Первый урок - что городу действительно нужен современный универсальный зал на 1200-1500 человек, хоть в сытые времена, хоть в несытые. Недаром в Кёнигсберге эту функцию выполнял городской холл, Штадтхалле, с залом в 1200 человек (ныне Историко-художественный музей, зал перекрыт этажом во время реконструкции 70-х). Второй урок - что лучше брать проект, имеющий внятные членения в реализации. И третий - что крупный или международный уровень конкурса категорически чувствителен к "заменам" проекта победителя на другие проекты, что чревато ударом по бизнес- и иной -репутации.  
...Таким образом, бывают конкурсные проекты не для строительства, а для победы в конкурсах, или для пиара, или для портфолио, или чтобы «попробовать себя на сложной задаче» (образовательные цели) – в целом, такой «братии» в любом открытом конкурсе на «объёмку» не меньше трети всех участников.

Ещё одно соображение касается персонального «места» конкретного конкурсного проекта в цепочке прошедших проектных архитектурных форумах 2007-2014 годов.
Дело в том, что некоторые проекты (в первую очередь калининградских авторов) по типу решаемых задач и способам их решения «доигрывали предыдущие партии». 
"Пост-замок", Евгений Костромин, Виталий Русакович, Александр Башин, Роман Жаров, 2015, Калининград
У них случился такая персональная «проектная гештальт-терапия», они оказались в плену незавершённых проектных амбиций, и использовали конкурс 2015 года чтобы «догнать проектный поезд», который уже миновал станцию «Ворк-шоп» 2007 года, подвёл итоги в виде ТЗ на конкурс «Королевская гора и её окружение», преодолел станцию «градостроительный конкурс 2014 года», опять подвёл итоги в виде Консолидированной концепции, и теперь уже взбирается на холм под названием «Историко-культурный комплекс «Пост-замок»» 2015 года - а они припоздали. Не успели на конкурс 2014 года (или не поверили поначалу в его состоятельность, что одно и то же), или не до конца переварили фазу «ворк-шопа» (такие тоже были). 

И вот, подзадержавшись на предыдущих станциях, они пользовались случаем «Пост-замка», чтобы донести «городу и миру» свои проектные соображения по предыдущим «повесткам дня» предыдущих станций. Отсюда захват - формально - неконкурсных территорий практически во всех «калининградских проектах», графическая «застройка Лёбенихта» или «факультативная застройка» бывшего Альтштадта, как будто идёт соревнование в компьютерной графике.
"Пост-замок" 2015г, руководитель Вячеслав Черненко 
Участники: Иван Выхованко, Юлия Ковшова, Мария Орлова, Иван Чумак, Кирилл Косачев, Калининград 
Сказать-то своё слово они сказали, но в том контексте, который получился в результате формирования группы из 49+1 проектов, и в контексте собственно конкурсного задания "Пост-замка" их предложения выглядели… скажу мягко - не очень-то актуальными.
Как выглядит любое «махание кулаками после драки».

...а вот далее, для общего понимания выбора международного жюри, следует сделать небольшое отступление. 

Архитектурный ансамбль как местная призрачная категория


Стоит выделить отдельно пассаж из конкурсного задания «Пост-замка» про ансамбли: «Основной задачей конкурсантов должно стать создание архитектурно-градостроительного ансамбля, объединяющего проектируемый Комплекс, Дом Советов и проектируемое многофункциональное публичное пространство на севере конкурсной территории. Ансамбль должен формировать с запада новую Главную площадь и вписываться в разработанную на основании итогов международного конкурса 2014 года «Королевская гора и её окружение» Консолидированную планировочную концепцию».

Дело в том, что архитектурные ансамбли в Калининграде то ли есть, то ли их нет. Вот скажите, а где они у нас? Ведь «категория «ансамбля» относится в первую очередь к пространственным характеристикам, а не к декоративным» - так где же эта категория «в материале»?
В современной архитектуре Калининграда «ансамбль» вообще не является актуальной темой или задачей, невозможно себе представить заказчика, который бы требовал от проектировщиков «сформировать архитектурный ансамбль». В советское время на «модернистский ансамбль» претендовала как раз Центральная площадь с Домом Советов вкупе; не получилось, да и представления о «модернистском ансамбле» сильно изменилось с тех пор. Остальное…

Местные заказчики не заказывают архитектору «архитектурную мысль», равно как и не говорят «будьте добры, современное здание в классических пропорциях». При том, что крупные общественные здания и пространства, в которых таковые могли поселиться и обитать всем на радость, за последние 20 лет всё же появились или появятся вскоре. Вот площадь Победы. Она вроде бы имеет симметрию и прочие формальные атрибуты ансамбля, но в таковом качестве не воспринимается никем.

Вот другие общественные пространства, до-формированные за последние 20 лет: площадь Василевского + памятник маршалу + транспортная развязка с периметром из фрагментов Второго вального кольца Кёнигсберга. 
Вот ТДЦ «Европа-центр» + сквер с монументом Матери-России. Вот театр эстрады в Светлогорске (который удивителен по пластике – отчего он такой кручёный?)… 
Вот ландшафтно-эстрадный комплекс в Центральном парке к 750-летию Калининграда, с фонтаном, площадкой для разных игр, летней эстрадой с амфитеатром и памятником имбицильной версии Высоцкого, «подаренного» городу.
Какие-то движения делались по распланировке и проектным оформления того, что скоро появится на острове Ломзе\Октябрьском, но это у нас «спецпроект» - не знаю, кто видел, но я финальной версии не видел, а предварительные версии планировки, которые видел, никакими ансамблями не пахли. 
Обустройство Верхнего озера сделали, стало хорошо, но косяки остались, даже не проектные, а первичной концепции. Ансамбли нигде не декларировались, при этом возле скейтпарка образовалось прекрасное тусовочное место, которое компенсировалось гидротехническим нонсенсом полуострова Начальственного Недоумия, изначально подготовленного под колесо обозрения, впоследствии перенесённого. На стыке набережной и ресторана Шельф формируется территория под гостиницу и некий пространственно-транзитный узел «входа на набережную» - посмотрим, что получится в результате, пока неясно.

Сейчас доделывается реконструкция в круговую развязку перекрёстка Невского\Литовский вал, и она может за собой вполне потянуть формирование новых \старых (переоформленных) общественных улов – возле Музея янтаря и Росгартенских ворот, и возле бастиона Обертайх с выходом на пеше-вело-ходную тропу вдоль Литовского вала вдоль рва и стен кирпичных Грольмана. Но это потенциал, сбудется ли – посмотрим.

Мэрия планирует приступить к конкурсу на пространственно-архитектурную концепцию Нижнего озера. Историко-культурное исследование на эту тему предварительно рассматривалось на последнем градостроительном совете Калининграда (лично мне понравилась реакция бесконечно уважаемого мною архитектора Ваганова, специально приглашённого на заседание). Почин прекрасный и вполне понятный политически в преддверие ЧМ-2018; в перспективе здесь можно будет ожидать ансамблевых узлов.
Вроде всё…
То есть, и в советское время, и в современное время роскошь городской цивилизации под названием «архитектурный ансамбль» прошла мимо нас, и практически впервые эта задача была поставлена в конкурсе «Пост-замок» (следующий шаг ждём в конкурсе на Нижнее озеро).
Понятно, что если мы обратимся к опыту Кёнигсберга, то мы точно найдём ансамбли или их элементы в сохранившейся застройке. Вот ближайший пример: цепочка «Ганза-плац + Ганза-ринг с двумя скверами и «Быками», Шиллером, театром Луизы, овальным театральным фонтаном и зданием финансового ведомства Фридриха Ларса», – целая «гроздь» перетекающих пространств, которые мы по незнанию привыкли воспринимать как «естественную», а не «ансамблевую» застройку.


А теперь вопрос собственно архитектурный, хотя бы на уровне риторического - сколько проектов конкурса «Пост-замок» имели в виду ансамбль - как задачу? как контекст? как специально оговоренный пункт? как «само-собой-растворенную» культуру проектирования, в которой без такой задачи можно, но – нежелательно? и которая является частью повседневной архитектурной практики?
Немного, скажу я вам, не больше пяти-шести…
Fontana, Domenico (1543-1607), схема установки Египетского обелиска на площади Св. Петра в Риме. 
Кстати, те же самые немцы в теме архитектурных ансамблей не самые лучшие в Европе. Присмотревшись к опыту конкурса на «Гумбольдт-форум», нового Берлинского «пост-дворца», можно увидеть, что проблемы немецких дворцов лучше всего решают итальянцы. И дворец, и замок – это всё же классическое наследие, а итальянская школа «на этой территории» чувствует себя уверенно (а чувство меры и пространственных пропорций для них естественны от рождения). Так сказать, итальянцы «чемпионы мира» по архитектурным ансамблям. И потому лично я возрадовался, когда увидел, что среди фирм-заявителей на конкурс «Пост-замок» 6 итальянцев.
Вот почему, рассматривая самые примечательные проекты «Пост-замка», я буду уделять особое внимание наличию или отсутствию ансамблей в конкурсных проектах; равно как и «архитектурной мысли» - её отсутствия или наличия, - дабы вам было понятно решение жюри и скрытые достоинства проектов.   

(разбор самых интересных проектов воспоследует)

http://kld-aero.ru/panorama/2015ostrovkanta-flat/